К 50-летию моей научной деятельности

Чудинов Валерий Алексеевич


Ровно 50 лет назад, в феврале 1967 года, я получил диплом и был распределен в Радиотехнический институт АН СССР (РТИАН), куда, после оформления документов, и вышел на работу в качестве старшего лаборанта с высшим образованием как раз в начале марта. В этом году исполняется ровно полвека моей научной работы.

Чего я добился? – Получилось так, что, изучая в РТИАН философию, я проникся ею настолько, что позже поступил в аспирантуру именно по философии, но по разделу философии и методологии науки, а, занимаясь именно этой специальностью, понял, что наиболее патриотичной и актуальной является исследование русского языка и реальной русской истории. В чем я, как мне представляется, и преуспел. И вот чего я добился.

Оглавление:
  • Основные мои идеи и частные результаты внутри них.
  • Критика идей и мой ответ на неё.
  • Приставленные ко мне охранники науки.
  • Критика со стороны других «Защитников науки».
  • Статья Льва Нецветаева.
  • Две мои встречи с Михаилом Задорновым.
  • «Язык титанов».
  • Проблемы историографии.
  • Моя подготовка советского периода.
  • Начало научной деятельности.
  • Награды и почётные должности.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Комментарии
  • Основные мои идеи и частные результаты внутри них.

    Я их перечислю:

    1. Русская письменность – древнейшая в мире, что подтверждается тысячами артефактов. Внутри этого направления: а) выявление всех наиболее употребительных знаков руницы (рун Макоши) и их вариантов как сакральной письменности, б) критика пиктографии как записи смысла каждого знака только по предварительной договорённости всех участников, в) создание объединенного (созданного многими предшественниками и мною) этрусского алфавита, позволившего реально читать и понимать этрусские тексты, г) понимание демотического египетского алфавита как усовершенствованной руницы, д) понимание рун Рода как более древней письменности по отношению к глаголице и кириллице, е) понимание многих видов алфавитов как смеси знаков рун Макоши и Рода.
    2. Почва, затем камни и металл – древнейший писчий материал. Несколько тысяч лет назад люди рыли очень крупные буквы (шириной – более лезвия лопаты), позже, по мере появления режущих инструментом и способов создания затвердевающих камней (типа бетона), а также с помощь. нанесения красок появились петроглифы с буквами меньшего размера, около тысячи лет назад появились металлические пластины и металлические книги, затем стали писать на растительных материалах – древесине, деревянных пластинах и древесной коре, и лишь потом – на выделанной коже животных (что пошло из Пергама).
    3. Русский язык первоначально состоял из открытых слогов, несущих более общий смысл, чем более поздние слова, состоявшие из склеившихся между собой слогов. Эти древние слоги можно обнаружить как в современном русском языке, так и в недавних европейских языках, вышедших из русского.
    4. Чем язык моложе, тем быстрее он изменяется. И, напротив, русский язык как очень древний, меняется не столько за счёт изменения формы слов, сколько за счёт изменения их смысла. Отсюда – якобы «современные» слова древнего русского языка, такие, как ХРАМ, РАВНИНА, МАСКА, ВОИН и т.д., где их смысл может быть вовсе не современным, например, ЮЖНЫЙ, ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА, СЕВЕРНЫЙ, ПИЛОТ и т.д.
    5. Основой социальной жизни наших предков являлся храмовый строй, где храм был не только и не столько религиозным, сколько административным, военным, учебным и складским учреждением или помещением. И города формировались не вокруг рынков, а вокруг храмов, как храмовая инфраструктура.
    6. Вся ритуальная сторона христианства заимствована из русского ведизма (структура храма, композиция и отчасти надписи иконы, нимбы над головами святых, скульптуры святых, культ нетленных тел и мощей святых, конструкция саркофага и многое другое). Кроме того, а) вначале был монотеизм богини Макоши, б)
    7. Деньги возникают не из «обмена излишками», как учит политическая экономия, а из взносов в храм. Сами монеты при этом являются знаками внесения этих даров от прихожанина, а на аверсе монет изображается тот жрец бога (Яра или Мары), при котором этот знак внесения дара состоялся.
    8. В древности существовали календари, связанные с ведическими богами, а) самый последний был связан с посланцем бога Яра, хараоном Рюриком. До него существовали календари, связанные с богами: б) Родом, в) Марой и г) Макошью, д) переход к календарю «от Рождества Христова» только запутал летоисчисление, ибо некоторые не принявшие христианство народы или их деятели были причислены к жившим в годы «до Христа», а принявшие – как жившие «после Христа».
    9. Русская цивилизация в эпоху Рюрика имела науку и технику более высокую, чем в наши дни. А именно: а) существовала авиация, причём не только в виде самолётов, но и в виде дисколётов, б) история авиации тогда была иной: не было фазы воздухоплавания, в) существовала космонавтика с освоением Луны и Марса и высадкой на малые планеты Солнечной системы г) существовали способы нанесения надписей и создания ликов на отвесных скалах, а также искусственного создания некоторых скал и даже небольших гор, д) воинские гарнизоны ВВС существовали на всех территориях, ныне принадлежащих разным государствам.
    10. Земляне контактировали с инопланетянами, в частности, а) с жителями Марса, причем на головах и руках, а также на иных частях тела инопланетян имеются русские надписи, б) инопланетяне являлись обычными воинами ВВС во времена Рюрика.

    Критика идей и мой ответ на неё.

    Наибольшие упрёки в мой адрес следуют по пункту первому. Само по себе признание русского языка наиболее древним многим представляется почти что сумасшествием. Но почему? Долго я не мог понять, почему признание древним языком латыни или древнегреческого вовсе не вызывает такой острой реакции, а признание древним языком одного из восточных – египетского, шумерского, китайского или финикийского считается само собой разумеющимся. Так нас учат в школе. И если бы в школе нас учили тому, что древнейшим языком Земли был русский, никакого когнитивного диссонанса у читателей не возникало бы.

    Но как методолог науки я знаю, что школьное образование является вторичным от достижений науки. Более того, между наукой и школьным учебником лежит еще промежуточная область научно-популярного знания, своеобразной инфраструктуры науки. Так что основа находится именно там, в недрах исследовательской, а не обзорной, а тем более не популярной и не школьной науки. И на первый взгляд, достаточно показать, что древние надписи читаются по-русски, чтобы учёные согласились: раз так, то, стало быть, русский язык является наиболее древним.

    Однако исследовать мало: необходимо еще достучаться до самих учёных. А наука нашего времени создала ряд барьеров для ограждения себя от конкурентов, а потому она, выделив ряд научных журналов, с которыми она желает считаться, создала систему рецензентов, которые призваны наращивать научный потенциал только путём развития уже одобренных наукой положений. В свой время наука была гонимой со стороны церкви именно потому, что она делал открытия, противоречащие церковному учению, но с XIXвека наука получила в общественных глазах статус сакральности и непогрешимости религии (сциентизм), а научная организация, объединяющая учёных, академия наук (в любой стране) – статус церкви. Нынешние академики государственно поддержанных академий наук – это как бы епископы и кардиналы, где само избрание в звание академика даёт право на занятие высших научных должностей (директоров академических НИИ), а также на распространение собственных научных идей, практически не подвергаемых критике. Спор с таким академиком практически бесполезен: его суждения выше мнения «неучей» (представителей ненаучного сообщества или учёного иной науки) и «дилетантов» (учёных смежных наук, но имевших неосторожность войти в область научных интересов академика). Поэтому социальная система разводит академика и новатора в науке по разным местам не только в науке, но и в системе жизненного обеспечения: эти люди не могут встретиться не только на научной конференции (новатора туда сознательно не пригласят), но в поликлинике, в больнице, в доме отдыха, в магазине или даже просто на улице, ибо они проживают в разных кварталах города, и обслуживаются разными магазинами и поликлиниками, а также ездят в разные санатории и дома отдыха.

    Однако в «демократической» (в отличие от «социалистической») России появились частные издательства и интернет, пока еще общий. Так что можно издавать книги (хотя бы за свой счёт) и публиковать статьи (совершенно бесплатно). И вот от этого «личного энтузиазма» наука не застрахована. И нанятые ею и неплохо оплачиваемые «борцы за чистоту науки» тут бессильны. Сколько бы они ни писали о том, что в стране-лидере демократии, в США, в некоторых штатах по закону число «пи» равно четырём, всегда найдётся сатирик (типа Михаила Задорного), который покажет абсурдность такой с позволения сказать «науки». И пусть его выступления перестали показывать на Первом канале ТВ, всегда найдётся иной канал (типа РЕН ТВ), который будет показывать эту «чушь» (с точки зрения официальной науки) миллионам телезрителей. И это приведет только к тому, что рейтинг Первого канала будет падать, а рейтинг РЕН ТВ – расти. Ибо «чушью» как раз является признание числа «пи» четырём.

    То же самое и с дискредитацией идеи молодости русского языка. Русский язык наука Запада поставила в число молодых вовсе не как вывод из научных данных, а как следствие политического заказа: Запад должен быть самым древним во всём: в культуре, в строительстве, в государственном устройстве, поскольку за счёт колоний, которые он создал и стал грабить после эпохи великих географических открытий, он стал на пару веков очень богатым. И, разумеется, в языке. А кто платит деньги, тот и заказывает музыку! Из это доктрины следует, что найденные артефакты с русскими надписями исследовать не стоит, а явные надписи необходимо объявлять иными, например, критскими иероглифами, ранними латинскими, или, на худой конец, вообще «загадочными» и «неизвестной письменности». Что же касается неявных надписей, то их можно объявить «совокупностью случайных царапин и трещин» (даже там, где никаких царапин и трещин нет, а буквы – выпуклые), пятнами Роршаха, фантазией исследователя, или даже его «бредом в состоянии белой горячки», хотя исследователь не то, что не впадает в запои, а вообще не употребляет крепких напитков.

    Понятно, что на первых порах такие суждения официальной науки могут воздействовать на читателя, ибо ошибки люди допускают везде, и пока накопленных данных мало, такая критика может иметь право на существование. Но по мере увеличения числа прочитанных надписей процент ошибок становится всё меньше, а доказательная база – всё больше, и ее уже невозможно свалить на мнимую «болезнь» исследователя. К тому же ставить диагноз новатору людям, далёким от медицины, да ещё заочно – вещь неблагодарная. Прогнозы на скорую неизлечимую фазу заболевания новатора из года в год не оправдываются, и у читателя «защитников науки» складывается впечатление, что не новатор, а именно «защитники» ведут себя как-то совсем не научно. То есть, вместо разбора предлагаемых идей по существу они применяют приём, который логика называет ошибкой «adhomini», апелляцией к субъекту высказывания вместо рассмотрения сути.

    Но именно сути и боятся «защитники». И причин тут две. Первая: они не эпиграфисты, и кроме примеров текстов, которые они сами же и сочинили, они не прочитали ни одного древнего текста! Иначе говоря, они – не специалисты, а потому их суждения не стоят и выеденного яйца. И вторая, самая ужасная: если разбираться по существу, проверяя мои чтения (не исключено, что при этом могут быть замечены какие-то мои мелкие ошибки, типа чтения одной похожей буквы вместо другой, что придаёт чуть иной оттенок смысла), то получится, что прав я, а не мои оппоненты! Впрочем, я имел возможность проверить свои чтения на ряде лиц, посещающих мои семинары: не сразу, но постепенно они становились более или менее продвинутыми эпиграфистами и могли прочитать самостоятельно те тексты, которые мне были неизвестны. Так что проверку «решающим экспериментом» многие мои выводы прошли.

    Но вывод о древности русской культуры вообще и русского языка в частности, ломает многие устоявшиеся парадигмы. Получается, что именно Русь, а не Египет, не Месопотамия, не Китай, и уж тем более не Рим и не Греция была родоначальницей мировой цивилизации. А это утверждение действительно можно сравнить со взрывом информационной бомбы, ибо, если его положить в основу, придётся перестраивать все гуманитарные науки.

    Приставленные ко мне охранники науки.

    Именно поэтому ко мне с 2009 года была приставлена персональная группа «Защитников науки» во главе с Бокром, с его «сотоварищи». И вот пример их творчества. сначала они цитируют меня: «Любой англичанин скажет, что слово «woman» (женщина) образовано от слова «man» (мужчина) с помощью приставки «WO-». И тут же делают вывод: «Это не приставка, филолог вы наш! Нет в английском языке таких приставок, неуч вы бородатый! – Согласен, таких приставок в современном английском языке нет, да и не об английской приставке идёт речь, а о ее возникновении ИЗ РУССКОЙ приставки «ОБ-» или «О-». Но, по всей видимости, «безбородый» Бокр (если он обращает внимание на бороду) сознательно подменяет моё рассуждение о русском происхождении этой начальной части слова (которая как раз и играет роль приставки) сведениями из современной грамматики английского языка, что в логике называется ошибкой типа «подмены тезиса». А выражение типа «неуч вы бородатый» выдаёт, разумеется, сугубо научный тип общения. Действительно, я сделал ошибку, не заключив слова «с помощью русской приставки WO» в скобки. Так маленькая помарка разрастается в глазах моего критика до фантастических размеров.

     

    Рис. 1. «Защитники науки» поздравляют сами себя

    Я решил скопировать юбилейный текст этих «учёных», убрав для компактности изображения пробелы между строк. Заметим, что все восемь лет данное «уютное сообщество» получает зарплату, хотя, по мнению «безбородого Бокра», слишком небольшую (иначе он бы не мечтал о ее повышении). Что у трезвого на уме, то у главаря на языке. Отметим «сугубо научный» термин «старый дурак» в мой адрес, который для приличия зачёркнут. Отметим также «сугубо научный» термин «чучудил» и обращение «Чу-Чу» как «обыгрывание» моей фамилии. Интересно, какой научный журнал смог бы принять такие «учёные записки» к публикации? И где критика моих взглядов по сути, где защита официальной науки? – Их нет! А присутствует самолюбование, чревоугодное воспоминание о ВКУСНОЙ ЕДЕ, и признание сообщества критиканов «уютным». Просто замечательно! Вот куда через РАН идут деньги российских налогоплательщиков.

    Я же все эти восемь лет за свои статьи не получал ни копейки, и, напротив, платил за доменное имя и за хостинг. Я продвинулся в ряде направлений, тогда как мои критики ничего нового, кроме словосочетания «старый дурак» (изобретенного не ими) и неологизма «чучудил» придумать так и не смогли. Их творческая энергия ушла в песок, в борьбу с «ветряными мельницами», в мелочные придирки. Остановило ли их хамство мою деятельность как учёного? – Нет! Напротив, их возражения только подхлестнули меня. Так что старайтесь, мальчики! Переводите своё свободное время на «первую брачную ночь» с моими публикациями, воображая себя «дворянами от науки», замечайте мои мелкие описки, играя роль моих корректоров (которые для меня обходятся бесплатно), приводите мне в пример новых бездарных эпиграфистов, чтобы я с удовольствием смог бы их покритиковать, короче говоря, примите мои искренние поздравления от имени «старого дурака Чу-Чу», которым я себя вовсе не считаю. Однако вымышленный вами Чу-Чу играет замечательную роль громоотвода, который оберегает меня от реальной критики. Ибо свято место пусто не бывает, а личные выпады против «чучудила» создают видимость возражений против моего научного подхода. Так что и волки сыты, и овцы целы.

    Понятно, что я работаю на будущее – на то время, когда, освободившись от диктата США и «просвещенного Запада», Россия заживёт собственной не только политической, но и научной жизнью.

     

    Рис. 2. Одна из ранних заметок «Защитников науки» с пародией на меня

    На рис. 2 помещена заметка 8-летней давности. Из нее видно, что я апеллирую к Богу, «Защитники науки» – к демону. Пусть читатель с трёх раз попытается догадаться, кто чаще всего упоминает демона, то есть дьявола! А по поводу чего написана данная заметка? – По поводу ложной атрибуции археологами найденного ими артефакта как миски. Археологи ошиблись. – Бывает. Я их поправил. А «Защитники науки» защищают ложь, не разбираясь в сути дела, ибо они – не специалисты. Им не нравится частое повторение в древности слов: ХРАМ ЯРА и ЯРА МАСКА. Но если включить телевизор сегодня, то чаще всего мы слышим слова: США, РОССИЯ, УКРАИНА, СИРИЯ. И что? В каждую эпоху – свои слова.

    Критика со стороны других «Защитников науки».

    Понятно, что к назойливой мухе «чудинологов» я привык и не придаю им значения – кроме монотонного жужжания вреда от них – никакого. Но имеются и другие критики. Так. 12 сентября 2007 года меня пригласили на авторский канал «Времечко», сообщив, что длительность ее час. За это время я мог бы много изложить. Однако я не подумал, что мне говорить не дадут. Точнее, дадут, но всего пару минут. По горячим следам я прокомментировал этот сюжет, рис. 3.

     

    Рис. 3. Моё впечатление от участия в программе «Времечко»

    Я не буду повторять то, что можно прочитать на рис. 3, но отмечу, что у присутствовавших был личный интерес. С Галиной Гавриловной Ершовой я знаком по институту археологии, и ей было неловко за то, что в 1996 году на Первом конгрессе по археоастрономии я выступил с докладом «Астрономически-ритуальная интерпретация рисунков-надписей из Каменной Могилы», рис. 4. Я показал, что древние рисунки являлись одновременно и надписями руницей, что было ново не только для слушателей, но и для меня, и я решил наивно поделиться с археологами этой потрясающей новостью. Однако это противоречило археологической парадигме, и вместо того, чтобы вникать в мои доказательства, ведущий данную секцию Дмитрий Сергеевич Раевский был возмущён: «Кто выпустил на конференцию этого докладчика?», представители Института востоковедения убеждали меня в том, что в палеолите не могло быть письменности, тем более, на русском языке. Иначе говоря, подлинному тексту коллеги не поверили, зато охотно верили в существование теоретически реконструированного «общеиндоевропейского языка», ни одного текста которого за целый век обнаружить так и не смогли. Представленную мною реальность они объявили фантазией, а собственные неточные прикидки – истиной.

     

    Рис. 4. Рисунок, показанный на конференции 1996 года, вызвавший массу упрёков

    На одном камне показан человек с овальным обручем, как бы изображающем Луну (в виде растущего месяца), на другом – мамонт. А подпись рунами Макоши гласит: В НОВОЛУНИЕ СВЕЖАЯ КРОВЬ БОГИНИ ТЕКЛА, НАЧАЛА И ЗАКОНЧИЛАСЬ. МАМОНТА ЖИВОГО РУНА ЖИВЫЕ. Сегодня я могу понять это выражение, как 1) признание самки мамонта богиней, 2) самка мамонта, чьё кровотечение совпадает с новолунием, пускает не менструальную, а свежую кровь, она как бы вне естественных отправлений в силу своей святости. И даже если у нее родится мамонтёнок, это будет «непорочное зачатие». Мамонт, как я установил позже по другим изображением, в качестве северного животного, был древней зооморфной ипостасью богини Макоши, но позже зооморфным изображением Макоши становится белый медведь.

    В докладе я отметил, что я был поражен тремя вещами: 1) что можно читать текст, относящийся к палеолиту, хотя это шло вразрез со всеми положениями современной науки о палеолите; 2) что, следовательно, по крайней мере в верхнем палеолите письменность уже существовала, а не зарождалась отдельными своими элементами, как полагают археологи в наши дни и 3) что текст написан по-русски или, говоря осторожнее, на праславянском языке очень близком к русскому (позже я предложил для него новый термин, РУСИЦКИЙ ЯЗЫК). Каждое из этих трех утверждений казалось несусветной чушью, которую, как мне представлялось вначале, можно было очень легко опровергнуть. Но этого не произошло.

    Так что сейчас я вижу, что я дал подлинный палеолитический русский текст, подкреплённый изображением. Но Ершова как один из организаторов конференции чувствовала себя виноватой за меня перед Раевским, и на программе «Времечко» могла мне каким-то образом отомстить. Точно так же и А.И Асов имел повод быть мною недовольным, поскольку я показал еще в марте неточность его воспроизведения как букв «Боянова гимна» (рис. 5 слева), так и на памятнике Бусу (рис. 5 справа) [1].

     

    Рис. 5. Неточность А.И. Асова в воспроизведении подлинных букв надписей

    А в книге «Руны Боянова гимна» он обо мне писал: «Еще одна опасность исходит от дилетантов. Уже были выпущены в свет, и немалым тиражом, «переводы» сего текста В.В. Грицковым, в коих некий жрец требует себе «девицу любви» для утех и поминает при сем ассирийского царя Набополасара, а заодно и болгарскую богиню Перперуду. Причем, это было сделано без умысла рассмешить. Такого же рода суждение было выдвинуто и В.А. Чудиновым44, поэтому и оно не стоит разбора45. Тем более что В.А. Чудинов основывался только на моих черновиках, изданных в одной моей брошюре без моего разрешения46, и кои он переиздает, путая даже мое имя47, а сами издания надписи на монументе и «Боянова гимна» (1995, 200 и 2002 года) не знает48. Впрочем, забудем о чудаках, занятых разбором царапин на старых черепках и проходящих мимо памятников литературы, писанных рунами49».

    Выражение«мои черновики, изданные в одной моей брошюре без моего разрешения», вызывает удивление: как они могли попасть в брошюру без ведома автора? Или автор не делал вычитку оригинал-макета?

    Естественно, что я прокомментировал и упоминание Асовым моего имени:

    44. «Оказывается, я не только амбициозный и спекулятивный псевдопатриот, но и дилетант. Это забавно. А.И. Асов, не имея никакой ученой степени и звания, считает себя ученым. А я, будучи доктором философских наук и профессором, оказываюсь для него дилетантом. А.И. Асова довольно критично воспринимают на встречах, посвященных обсуждению «Велесовой книги». Так, например, было при обсуждении украинского издания этой книги, подготовленной Галиной Лозко, в Украинском культурном центре. На каком низком уровне ведет свои исследования А.И. Асов, можно понять, прочитав статью Николая Владимировича Слатина «Нашел ли А. Асов творца Книги Велеса?». Так что мои замечания по сравнению с этой критикой еще очень мягки. Меня, напротив, за мои исследования «трещин и царапин» избрали Председателем комиссии по культуре Древней и Средневековой Руси РАН (до меня эту должность занимал академик Б.А. Рыбаков), ведутся переговоры с ЛГУ о создании соответствующей кафедры. Не странно ли – такие привилегии дилетанту?»

    45. «Что значит «такого же рода суждение»? Я ничего не говорил ни о девах, ни об ассирийском царе, ни о болгарской богине. Я лишь показал неточности перевода А.И. Асова. Кстати, нет этого и в сочинении Виктора Грицкова, который перевел первую песнь так: «Не умолчи Боян, снова возпой / О ком пел, благо тому. / Суда Велесова не убежать, / Славы Славянов не умалять. / Мечи Бояновы на языке остались; / Память Злогора волхвы поглотили. / Одину вспоминание, скифу песнь. / Златым песком тризны посыплем» [2:234]. Можно, конечно, считать данный перевод более точным или менее точным, однако тут нет ни дев, ни Набополассара, ни Перперуды. А.И. Асов, как обычно, дурачит читателя».

    46. Как обычно, А.И. Асов передергивает факты. Его перевод я взял из его статьи [3:40], то есть, из чистовика, и из научного журнала, а не из брошюры.

    47. «Имя, насколько я везде пишу – Александр Игоревич, а вот в фамилиях и псевдонимах запутаться недолго. Сначала в журнале «Наука и религия» он подписывал свои статьи «А.С. Барашков», потом вдруг стал «Бусом Кресенем», а затем - «А.С. Асовым». Я совсем не возражаю против его смены имиджа, это его личное дело, с кем он себя ассоциирует, и вовсе не против того, если он вдруг станет Козликовым, Кресом Бусенем или Вановым. Но я знаю только один прецедент, когда троякость принималось за единство – уж не на эту ли аналогию намекает А.И. Асов? Во всяком случае, если я упомянул прежнюю фамилию А.И. Асова, поскольку статья была подписана «А. Барашков», я не совершил ошибки или путаницы – просто сообщил имя таким, каким оно было на момент публикации статьи».  

    48. «Куда уж мне там, дилетанту, сирому и убогому! Не учел, однако, Александр Игоревич, что если он упоминает, что я знаю даже его черновики, то уж основные его работы я знаю тем более. Так что, сам того не желая, он способствует моей популяризации».

    49. «Ай да Асов! Ну, так хочется забыть о чудаках, занятых разбором царапин на старых черепках, а все не получается! Ведь упомянул о моих чудачествах на с. 269, ан нет, они опять вспоминаются на с. 358. Казалось бы, какое ему дело до неверно, якобы, прочитанных мною «нескольких знаках», ведь это «трещины и царапины». – Как можно видеть, дело вовсе не в них, а в том, что я указал ему на его неверное чтение надписи на монументе Буса. И этого он мне простить не может, хотя и сетует на недостаток внимания со стороны коллег к данному тексту. Просто человек, небрежный в мелочах, по самой своей сути не может быть признанным эпиграфистом, что я и продемонстрировал ему на примере его небольшого эпиграфического опуса» [1].

    И моё резюме: «Так что общий вывод об А.И. Асове как эпиграфисте оказывается неутешительным: несмотря на то, что он занимается эпиграфикой где-то с 1991-1992 года, он всё еще остается начинающим исследователем, не имеющим базового образования, перевирающим имена и фамилии других ученых в силу незнания иностранных языков, создающим картину развития славянской письменности с чужих слов и потому не различающим славянские и неславянские виды письма, забывающим свои же собственные работы и данные в них трактовки, и, самое ужасное, не умеющим производить ВСЕ этапы эпиграфического анализа. Иными словами, ему еще предстоит много поработать над собой, чтобы дойти хотя бы до уровня дилетанта. Именно поэтому результаты его эпиграфических усилий не следует принимать всерьез» [1].

    Как видим, у него тоже были веские основания для сведения со мной счётов. Понятно, что программа «Времечко» меня о составе моих оппонентов не предупредила. Речь, вроде бы шла о том, что я просто изложу свои факты, а слушатели зададут вопросы.

     

    Рис. 6. Мнение посторонних зрителей о передаче «Времечко»

    То, что моё мнение было объективным, подтверждается мнением сторонних зрителей, рис. 6. Так что личные невыясненные вопросы стали основой этой передачи, а вовсе не мои научные идеи, которые мне не удалось даже озвучить. Игра шла в одним ворота. Я понял, что в такие игры я больше не играю.

    Статья Льва Нецветаева.

    За год до этого, когда я опубликовал мою книгу о рисунках А.С. Пушкина, выступил Лев Нецветаев, почётный архитектор России, член Союза Художников России из Ульяновска [4]. В моей реплике [5] я писал о трёх попытках критики моей работы: «Второй попыткой была статья Льва Нецветаева по поводу моей книги о Пушкине. Я поместил на моем сайте рецензию на нее, из чего выходило, что этот Лев Нецветаев много не понял, а то, что он понял, он проинтерпретировал неверно. Главным обвинением меня в произволе оказалось то, что ему Нецветаеву, вписывать буквы в рисунок с ходу не удается, а вот Пушкину это удавалось. Но ведь и писать пушкинские строки обычному человеку не удается – из этого не следует, что Пушкин не мог быть и поэтом. Пытаться, шутя, подражать гению вряд ли получится. Так что опять, я вижу полное непонимание ситуации. Нецветаев критиковал тем самым не меня, а свою графическую беспомощность». Впрочем, он же архитектор и художник, но не эпиграфист, так что ему это вполне простительно.

     

    Рис. 7. Начало статьи Льва Нецветаева

    В этой статье имеются такие строки: «Впрочем, автор [то есть я – В.Ч.], ещё в предисловии сам удивляется, что в европейской тайнописи «от античности до Нового времени… независимо от страны, ВСЕ НАДПИСИ ДЕЛАЛИСЬ НА ЧИСТОМ И ВПОЛНЕ ПОНЯТНОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Иными словами, тайнописный русский язык служил в рисунках в качестве международного РАНЬШЕ И ШИРЕ ПО РАЗМАХУ ПРИМЕНЕНИЯ, ЧЕМ ЛАТЫНЬ!» Фразы (выделенные, кстати, самим автором) – это, по-моему, сенсация не меньше пушкинской тайнописи. Историки, ау, где вы?» – Как ни удивительно для почётного архитектора, ни один историк не откликнулся. Для них это не сенсация, а то, о чём говорить запрещено. То есть, они это прекрасно знают, но разглашать эту тайну им нельзя, иначе последует, как в церкви «отлучение от любимой профессии».

    Да и насколько архитектор и художник является крупным специалистом в отечественной истории? Не следует ли, как в басне Крылова, сказать: «Судил бы ты, дружок, не выше сапога»?

     

    Рис. 8. Продолжение статьи Льва Нецветаева

    А вот и еще один пассаж Льва как великого эпиграфиста:

    «Вот, например, профиль Гоголя, рисунок буквально из нескольких линий. Передаю слово В. Чудинову. «Изображение Гоголя 1833 года крайне лаконично; практически отсутствуют затылок, плечо и штриховка. Зато очень хорошо передан нос под очками, с этого места и следует начать чтение (рядом приведён рисунок и его «расшифровка»; всего в книге 279 иллюстраций. – Л.Н.). Это место читается руницей ГОГОЛЬ, но основная надпись сделана очень мелким шрифтом на диагонали, отделяющей воротник от шеи (т.е. на линии воротника. – Л.Н.). Там написано НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ, что, на наш взгляд, свидетельствует о весьма тёплых чувствах поэта к Гоголю… Ниже начертано чуть покрупнее: ЛЮБЛЮ И МОЛЮСЬ. На портрете выделены также верхняя и нижняя губы, которые читаются ГОГОЛЬ. Редкие волосы и верх уха образуют знаки слова ДРУГ, а бантик под воротником можно прочитать как слово ОРАТОР. Таким образом, весь текст получается таким: «Гоголь. Николай Васильевич Гоголь. Оратор, друг. Люблю и молюсь». Всего 9 слов. Ай да Пушкин, ай да такой-то сын! Запрятать в простенький с виду набросок 51 букву – это ведь надо попотеть! Это ему не «чудесный» с «прелестным» срифмовать. Только что же такого секретного, скажем, в имени-отчестве Гоголя, чтобы, вооружившись сильной лупой, вгонять в линию воротничка семнадцать микроскопических буквиц? Ответ прост: а и нет там никаких буквиц, а есть только страстное (если не болезненное) желание их увидеть». – На самом деле Пушкин вовсе не хотел, чтобы его тёплые чувства к Гоголю были широко известны.

    Знаком ли Нецветаев с руницей? – Нет! Именно потому, что принял ее знаки за буквы. Кстати буквицы – это «крупная, отличная от прочих, первая буква главы, раздела или целой книги» (Википедия). Иначе говоря, Лев Нецветаев даже незнаком с терминологией палеографии и эпиграфики. – Хорош критик, нечего сказать!

     

    Рис. 9. Окончание статьи Л. Нецветаева

    Отмечу также и продолжение пассажа архитектора: «нет там никаких буквиц, а есть только страстное (если не болезненное) желание их увидеть. И все многочисленные (279) иллюстрации, несмотря на плохое их качество (автор работал не с подлинниками, а с репродукциями), вопиют именно об этом. Ставшие лохматыми от сильного увеличения линии произвольно разрубаются автором на дольки, отдалённо напоминающие буквы; при этом автор ещё и часто разворачивает их то на 90, а то и на 180 градусов – интересно выглядел Пушкин, вертящий бумагу так и эдак во время рисования. Быстрый росчерк также произвольно растаскивается Чудиновым на куски». Итак, моё качество репродукций плохое. А каково качество тех же репродукций у самого Нецветаева? – Да там вообще невозможно ничего различить! На всякий случай я помещаю рядом одну из процитированных мной репродукций, рис. 10. Как говорится, архитектор смотрит в книгу [6:183], а видит – см. рис. 9! И хочу заметить, что меня интересовала не эстетическая сторона рисунков Пушкина (то, что Нецветаев оценил, как их качество), а возможность чтения на них слов, которые Пушкин писал для себя и своих друзей.

     

    Рис. 10. Мой подлинный вид репродукции рисунка А.С. Пушкина с его чтением

    Из моих чтений: У МАЛЫШКИ УМА ПАЛАТА: СЛОВА-ТО МИЛЫ – ТО РЕЧЬ СТАТСКОГО СОВЕТНИКА НА ПОМОЩЬ РАССЕЛЕНИЮ Д. МИТРОХИНА ЗИМОЙ, следует то ли притворная, то ли искренняя похвала Пушкина уму «малышки» Людмилы. Кстати, справа внизу можно видеть дату: «7.6.Хр. Ст. П.», что можно понять, как 7 ИЮНЯ, СТАРЫЙ ПАРК ХРОСЕЕВОЙ. Возможно, что это был 1831 год, однако за точность последнего я не ручаюсь, цифры нарисованы далеко друг от друга. Меня искренне заинтересовало: где начинающий почерковед обнаружил «быстрый росчерк»? Кстати, росчеркам А.С. Пушкина я посвятил целую главу, о которой мой критик не упомянул – видимо потому, что не придал ей значения, или поскольку очень торопился с рецензией. Так что как выглядят росчерки нашего знаменитого поэта, я знаю, а, судя по реплике Нецветаева, он – нет!

    Вот так поспешность моего критика подвела не только в этом случае, но и во многих других. Впрочем, я рад, что хотя бы в этом случае против меня выступил человек, который со мной лично знаком не был. Правда, когда-то он написал какой-то портрет Пушкина, и с тех пор считал себя выдающимся экспертом по Пушкину. Так что я задел его профессиональное самолюбие. И он защищал скорее себя, нежели эпиграфику.

     

    Рис. 11. Моя встреча с Михаилом Задорновым в кабинете Ю.М. Полякова

    Две мои встречи с Михаилом Задорновым.

    Прошло менее 5 месяцев, и 31 января 2008 года я встретился с Михаилом Задорновым по его просьбе, чему «Литературная газета» № 9 (6161) [7] посвятила всю страницу. До того мы лично знакомы не были. Тем самым главный редактор газеты Юрий Михайлович Поляков сдержал данное нам слово и поместил не критику, а позитивное изложение моей точки зрения. Так что сама «ЛГ» об отрицательной рецензии Льва Нецветаева забыла напрочь. А саму статью подобно можно найти, например, на ресурсе [8]. А 26 марта 2008 года вышла вторая часть этого интервью под названием «Мы не жрецы», что можно прочитать на ресурсе [9].

    Вот отрывок. М. З.: «Конечно, мне было приятно прочитать книги профессора Валерия Чудинова. Потому что он приводит убедительные доказательства того, что наша история была другой. Мне очень хотелось встретиться с ним и задать ему такие вопросы и получить такие ответы, чтобы все, кто прочитает эту статью, поняли, что фантазии наши возникают не на пустом месте. Им есть подтверждения не менее очевидные, чем пирамиды, например, или развалины Колизея, и они гораздо древнее. Мне хочется начать беседу с вопроса: Валерий Алексеевич, а есть у вас доказательства того, что письменность существовала на Руси задолго до появления кириллицы?

    В. Ч.: Вы знаете, вопрос сложный. Дело в том, что существовало два вида письма, один вид письма – слоговое, руница, а другой – это бытовое письмо, протокириллица, которой пишем мы с вами. Задолго, за много тысяч лет до Кирилла. Наши предки писали абсолютно так, как и мы сейчас с вами.

    – Это буквица? Простите, я иногда уточнять буду. То есть, это такое рядовое письмо, без сакрального смысла?

    – Да, совершенно верно. Я назвал его протокириллицей, но это не очень удобный термин. Мне посчастливилось прочитать, как они это сами называли. Потому, что наши предки не знали, что когда-то родится Кирилл. Оно у них называлось «руны Рода», то есть бога – Рода. А сакральное письмо называлось «руны Макоши». Механизм увеличения числа богов был такой: сначала у бога появлялся жрец или жрица, потом это существо обожествлялось, становясь следующим богом. Но всё пошло от Макоши».

    Замечу, что уже тогда шла пропаганда так называемой «буквицы».

     

    Рис. 12. Момент передачи «Гордон Кихот против Задорнова»

    А 19 сентября 2008 года состоялась передача ГОРДОН КИХОТ ПРОТИВ ЗАДОРНОВА, где я выступал на стороне Задорнова. Ибо он озвучивал МОЮ точку зрения. И он выиграл. Это был первый случай, когда моя персона появилась на первом канале. Этот ролик (https://www.youtube.com/watch?v=0QMBRgTgczk) многие зрители интернета смотрят до сих пор, а в заметках легко найти мнение зрителей, которые как раз сочувствовали Задорнову и осуждали его противников, рис. 13. Это была моя вторая встреча с нашим юмористом. Позже мы встречались с ним еще несколько раз.

    Спустя пару передач такого же типа Гордона попросили не только с первого канала, но и убрали на пару лет с телевидения вообще. Но был наказан и я: меня внесли в списки «персон нон грата» первого канала. Так что при нынешнем руководстве моих персональных выступлений там, видимо, не будет. А Михаил Задорнов и сам отказался от первого канала, отдав демонстрацию своих концертов на РЕН ТВ.

     

    Рис. 13. Заключение рецензии зрителя на передачу «Гордон Кихот против Задорнова»

    Я хорошо помню паническое состояние Гордона в конце передачи, когда он вдруг осознал, что ни его костюм могильщика, ни бормотание, то невнятное, то горячечное, то с угрозой его помощников не помогло ему справиться с таким мастером эстрады и острого словца, как Михаил Задорнов. И он понял, что проиграл не только этот бой, он проиграл всю программу «Гордон Кихот». И правильно понял.

    Зато я благодаря этой передаче обрёл массу почитателей. И не только благодаря этому ролику, который сейчас смотрят не только целиком, но и по частям (а части существуют в нескольких вариантах отдельно), но и потому, что я был представлен на Первом канале в замечательной компании из Задорнова, Драгункина и актёра Джигурды. А в моей статье [10] я написал: «Две недели меня не было в Москве, а когда я вернулся, то прочитал следующее известие от моего провайдера сайте ИДДЦ www.runitsa.ru: «Здравствуйте, Валерий Алексеевич! Как давно приехали? Здесь, после выхода в эфир Гордонкихота с Вашим участием, на Рунице чуть не произошел обвал страницы. Она и сейчас трудно открывается, я не рассчитывал на данном этапе на такой наплыв, теперь понимаю, что пора перепрограммировать страницы. В общем, вспыхнула дискуссия!»

    Такое удивительное внимание к теме древнейшей русской культуры показалось мне весьма интересным, так что я поспешил прокомментировать присланные мне мнения читателей. Тем более, что комментариев к моей первой статье оказалось на 41 страницу на сайте ИДДЦ, а на 30 сентября имеется 77 комментариев на личном сайте. Но даже когда я в минувшее воскресенье 28 сентября разместил вторую статью, на нее ко вторнику успело поступить 19 откликов. Такого количества мнений за все полтора года существования двух моих сайтов не было ни на одну мою статью. Из этого следует, что после передачи на первом канале телевидения мой сайт стало посещать значительно большее число читателей, чем прежде. Так что я весьма благодарен как Задорнову, так и Гордону.

     

    Рис. 14. Начало статьи М. Задорнова «Гордон штопанный»

    Впрочем, помимо меня на передачу отозвался и сам Михаил Задорнов, который на своём блоге выступил со статьёй «Гордон штопанный», рис. 14. Впрочем, выражение принадлежит не ему, а Джигурде. Я специально помещаю эту статью, заимствованную мною с сайта Михаила Николаевича, опубликованную 10 октября 2008 года. Как всегда, она написана с юмором. Читатель с интересом прочитает на рис. 14 и 15 как его обманом заманили на передачу, как он встретил меня, и как внутренне подготовился к бою, чего гордон не ожидал, надеясь застать Задорнова врасплох.

    А еще мне понравилась концовка, которую можно прочитать на рис. 15: «На мою [то есть, Михаила Николаевича – В.Ч.] почту пришло столько писем с поддержкой, звонили многие, в том числе и Галкин с Пугачёвой, что я готов низко поклониться Гордону за популяризацию славянской темы». То же самое готов сделать и я, ибо после этого меня стали узнавать на улице и в метро, и пожимать мне руку в знак благодарности. Так что неумение Гордона высмеять славянскую и русскую тему привело к ее торжеству.

     

    Рис. 15. Окончание статьи М. Задорнова «Гордон штопанный»

    На этом примере мне стало понятно, что даже научное сообщество, выступающее против глубокой древности русской культуры, что лежит в самых глубинах русской генетической памяти, бессильно против народного мировоззрения.

    «Язык титанов».

    В 2007 году вышел фильм обо мне, который начали снимать еще в 2005, – «Язык титанов», с подзаголовком «Национальная история и национальная идея», (https://www.youtube.com/watch?v=aLnEA8Kxecs) (часть 1 на 39 минут и часть 2 на 17 минут). По моей просьбе в качестве музыкального сопровождения использовалась первая симфония Калинникова. Суть моего подхода там передана, но с некоторым недоверием. Съёмки фильма студии «Бег» проходили в разных местах, в том числе и у меня дома. Так, например, на рис. 16 показан интерьер моей гостиной комнаты с библиотекой и моим автопортретом, написанным примерно пару десятков лет назад.

     

    Рис. 16. Кадр из фильма «Язык титанов», снятый у меня дома

    Тогда, десять лет назад, я был весьма доволен, что на моё 65-летие был снят этот фильм, и мне он казался весьма близким к тому, что хотел бы отснять я сам. Однако сейчас, когда я слушаю закадровый голос вначале, я понимаю, что он немного пропагандирует обычную версию отечественной истории, против которой я борюсь уже много лет.

    «Так называемая, норманнская теория, незыблемая платформа, удерживаемая атлантами-историками. Создана немцами – Шлёцером, Миллером и Байером, специально выписанными Екатериной Второй из Германии. Императрица считала своих подданных дикарями, и новоиспечённые историки точно выполнили политический заказ.

       Суть норманской теории: Россия – варварская страна, которую испокон века окультуривает европейская цивилизация. Славянские племена завелись на Руси лишь в 5-м веке. Мыкались по лесам и болотам, пока не пригласили княжить скандинавского Рюрика. Дескать, «страна наша обильна, порядка только нет». Рюрик научил русских жить по-

    человечески и стал родоначальником первой царской династии.

     

    Рис. 17. Мой портрет 2007 года крупным планом

    Поскольку читать и писать славяне не умели, греческие монахи Кирилл и Мефодий придумали для них азбуку. Византия благосклонно окрестила Русь. Под дланями династии Романовых расцвела государственность. А «окно в Европу» Петра Первого спасло русских от природной дикости. Императрица считала Западная Европа – вот древнейший плацдарм цивилизации, откуда она распространялась на варварские народы.

    Валерий Алексеевич Чудинов не боится отстаивать совсем иную позицию. Он считает, картина культурной Европы, подарившей отсталой Руси плоды просвещения, издевательство над исторической правдой. Инертность науки и общества мешает видеть истину», – кратко пересказывает официальную точку зрения закадровый голос.

    «Учёные боятся заниматься этим. Потому что, как только они в это окунутся, они поймут, что нашей культуры тысячи лет. И тогда все нынешние построения, естественно, придётся оставить, это всегда очень болезненно. То есть, это будет научная революция. Сами понимаете, что мы окажемся самым древним народом в Европе со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть, весь античный мир без России представить невозможно. Сейчас вполне спокойно обходятся без России в античности».

    Так была показана моя точка зрения от первого лица. Сейчас я бы добавил многое. Например, что Рюрик вовсе не был скандинавом, а самым настоящим русским, крымчанином, а «окно в Европу» прорубил вовсе не Пётр Великий, а его двойник Анатолий. Более того, не русские вышли из славян, а славяне – потомки русских.

    Сейчас я уже сомневаюсь, что в одном фильме можно было бы передать все мои наработки за последние десять лет.

    Удивительно, но на этот фильм отрицательных рецензий не оказалось. Зато после этого фильма появились записи как моих лекций (более часа, то есть по времени – настоящие полнометражные фильмы), так и интервью на конференциях, на общих заседаниях, на канале km.ru.

    Проблемы историографии.

    В фильме «Язык титанов» закадровый голос (от сценариста) говорит о том, что за последние годы советская историческая доктрина была отброшена и волей-неволей пришлось вернуться к дореволюционным установкам. – Я с этим согласен, хотя упор делался, естественно, на династию Романовых, к которой принадлежала более 300 лет дореволюционная Российская империя. Но на мой взгляд, династия Романовых заслонила династию Рюриковичей, а сама династия – небывалый взлёт русской культуры во времена Рюрика.

    Более года я рецензирую новости археологической науки, которая открывает всё новые артефакты, свидетельствующие о величии эпохи Рюрика, хотя западноцентристская парадигма этой научной дисциплины заставляет проводить атрибуцию и датировку найденного материала весьма странно, порой просто фантастично. Я научился читать второй слой многих артефактов, до сих пор неизвестный археологам, и потому получил возможность проникнуть в более древнее и более важное содержание многих исторических источников. Так что я разрабатываю основы исторической науки будущего. К сожалению, от современного состояния этой дисциплины я оторвался на десятилетия, возможно, на полвека или даже дальше. Именно поэтому современным историкам меня понимать трудно, а местами – вообще невозможно. Ибо они не знакомы с этими реалиями истории, поскольку ими события трактуются применительно к другим эпохам, другим странам и им приписана иная мотивация.

    С другой стороны, я и не хочу вступать с ними в бесплодную полемику. Я являюсь представителем другой науки, культурологии, и создаю в дополнение к археологии – археонику, а в дополнении к лингвистике русского языка и истории Руси – русологию. Поэтому дискуссии я готов вести в рамках этих наук. Однако если культурологов готовит всего несколько вузов (хотя и немного), то пока представителей археоники и русологии кроме меня нет вовсе. Так что я сберегаю и своё, и чужое время, не желая пререкаться с коллегами. Нравится современным историкам считать, что дата рождения Иисуса Христа на сегодня – 2017 лет назад, так я ничего не имею против, хотя Рюрик родился за 248 лет до его прототипа, Исы Кресеня, и в таком случае по современной исторической шкале, в 248 году до Р.Х. и тогда металлические книги, посвященные описаниям различных событий эпохи Рюрика, должны быть отнесены к периоду от 198 до 148 года до Р.Х., а приход Рюрика на Русь – к 145 году до Р.Х. Однако мне больше нравится считать, что реально, без хронологических сдвигов христианства, Рюрик родился в 806 году н.э., а умер в 879-891 году н.э. Но это – в рамках русологии, а не «отечественной истории». Я как бы создаю иной язык, на котором даты, названия этносов и последовательность событий оказываются иными, тесно связанными с тем, что написано на самих артефактах, которые существующей археологической наукой полагаются бесписьменными и обладающими только внешней формой, по которой их можно отнести к той или иной археологической культуре с довольно размытыми хронологическими рамками. Это обеспечивает мне иммунитет.

    Именно поэтому я спокойно реагирую на мелочные придирки моих оппонентов, ибо свои статьи я пишу без их проверки корректором, которого у меня нет, поскольку нанимать его из собственной пенсии я не имею возможности. Понятно, что если бы у меня было государственно финансируемое издательство, этих мелочных промахов можно было бы избежать. А более крупные претензии я отметаю, поскольку они раздаются из других наук.

    Моя подготовка советского периода.

    Понятно, что такого мощного продвижения в русологии и археонике я вряд ли смог бы добиться без отличной системы образования советского времени. Именно советская базовая школа при наличии гимназических традиций и в столичном исполнении могла обеспечить такой высочайший уровень образования, который вполне сопоставим, а в некоторых отношениях даже превосходил уровень элитных школ Запада.

    Я, москвич, 1942 года рождения, окончил одну из лучших школ города Москвы – 110-ю, которая существовала еще в XIXвеке как 10-я гимназия А. Е. Флёрова, рис. 1. В 1949 году, когда я поступил в нее, ее возглавлял академик академии образования СССР Иван Кузьмич Новиков, который несмотря на послевоенное время, подобрал коллектив исключительных учителей.

     

    Рис. 18. Здание бывшей школы № 110

    На рис. 18 показано здание бывшей школы № 110, а ныне академического музыкального училища при Московской государственной консерватории, по адресу: Мерзляковский переулок, дом 11 (Википедия). Именно с угла находился парадный вход, который, однако, в послевоенные годы, когда я учился, был наглухо закрыт, а школьники заходили через двор и чёрный ход в подвал, где находилась раздевалка, и по чёрной лестнице дети поднимались на самый верх, на 4-й этаж, отданный младшим классам. Именно этот верх школы был виден из левого окна нашей спальни дома № 10 по Скатертному переулку, а правое окно спальни выходило на глухую стену дома № 8. Мне очень хотелось учиться, и в свои 6 лет я часами смотрел на этот храм знания.

    Поскольку школа была элитной, в не брали только тех, кто уже умел читать. Я этот вступительный экзамен выдержал, и всю начальную школу был круглым отличником.

     

    Рис. 19. Памятная доска И.К. Новикова на 110-школе

    Позже, с 6-го класса я был переведен в 100-ю школу, поскольку обучение перестало быть раздельным, и часть мальчиков была переведена в эту бывшую женскую школу, а часть девочек – в 110-ю. Но к моему 10-му классу обе школы объединились   Помимо учёбы я посещал ряд кружков: физический, химический, литературный, танцевальный. Параллельно учился в музыкальной школе, посещал изостудию при Краснопресненском доме пионеров, занимался в секции академической гребли. Мне очень хотелось посещать и кружки по иностранным языкам, но их в советское врем не было по идеологическим соображениям: власти боялись, что знание иностранного языка поможет детям общаться с иностранными ровесниками из стран «тлетворного Запада», и тем самым приобщаться к их «культуре загнивающего капитализма». Правда, позже, я восполнил это изучением немецкого языка после 10-го класса на курсах МОСГОРОНО (за 7 рублей в месяц).

    В 110-школе в моём и в параллельных классах обучались дети министров (Логинов, Хруничев), поэтов (Ошанин), внучка известного психиатра (Ганнушкина), причём иногда дети приезжали из удалённых улиц, находящихся за 2, а то и за 4 троллейбусных остановок от Никитских ворот. Так что образование я получил великолепное.

     

    Рис. 20. Музыкальное училище при Московской консерватории

    Обучаясь в музыкальном училище при Консерватории, которое тогда находилось за стеной школы № 110, я ухитрился поступить сначала на вечернее отделение физического факультета МГУ (к чему я год готовился, посещая занятия по физике и математике в лектории Московского планетария), а затем как отличник перешел на дневное отделение, и, обучаясь там, смог закончить музыкальное училище и поступить на заочное отделение филологического факультета МГУ, играя вечером в оркестре народной музыке Мосэтрады перед началом вечерних киносеансов в разных кинотеатрах города Москвы. Так что зарабатывать на жизни я начал с 18 лет, а после училища параллельно еще и работал преподавателем в детской музыкальной школе № 5 района. Я был, видимо, самым богатым из работающих студентов МГУ, получая на старших курсах в общей сложности 180 рублей – больше, чем позже, когда я стал работать в академическом НИИ (110 рублей в месяц).

     

    Рис. 21. Так я выглядел в студенческие годы

    Начало научной деятельности.

    Моя научая жизнь началась после окончания МГУ, когда я был распределен в Московский радиотехнический институт, расположенный на 1-й улице 8-го марта. Википедия пишет: «Московский радиотехнический институт Российской академии наук (МРТИ РАН) — российский научно-исследовательский институт, осуществляющий разработку мощной СВЧ техники, ускорителей заряженных частиц и других электрофизических установок. 13 августа 1946 года для решения научных и инженерных проблем, связанных с созданием ускорителей заряженных частиц, была организована Лаборатория № 11 в составе Физического института АН СССР (ФИАН). Заведующим лаборатории назначен выдающийся радиотехник, член-корреспондент АН СССР, инженер-полковник Александр Львович Минц.

    В апреле 1947 года коллектив А. Л. Минца был переведён в состав Лаборатории измерительных приборов (ЛИПАН) академика И. В. Курчатова в качестве «Отдела радиоаппаратуры лаборатории измерительных приборов» (ОРЛИП). Работы по созданию ускорителей в СССР относились к секретным, курировал их Берия. Результатом стало создание в Дубне в 1949 году фазотрона на энергию 680 МэВ.

     

    Рис. 22. Здание РТИ АН СССР на 1-й улице 8-го марта

    В феврале 1951 года в составе Третьего главного управления была образована самостоятельная Радиотехническая лаборатория АН СССР (РАЛАН) под руководством А. Л. Минца. В 1957 году лаборатория была преобразована в Радиотехнический институт АН СССР (РТИ АН СССР), директором которого назначен А. Л. Минц. По линии Минрадиопрома в институте велись работы по радиолокационной тематике, по линии Минсредмаша — по ускорительной. В том же году при участии РАЛАН-РТИ был осуществлён запуск мощного синхрофазотрона — протонного синхротрона на энергию 10 ГэВ, что почти в два раза превышало мощность единственного на тот момент действующего ускорителя подобного класса «Беватрон» (США). Работа была удостоена Ленинской премии (1959 год).

    В 1961 году в Москве, в ИТЭФ, был осуществлён физический пуск протонного синхротрона с жёсткой фокусировкой на энергию 7 ГэВ. В 1970 году группа специалистов РТИ за разработку линейного протонного ускорителя на энергию 100 МэВ и системы электроники для протонного синхротрона на энергию 76 ГэВ (в ИФВЭ, г. Протвино) удостоена Ленинской и Государственной премий».

     

    Рис. 23. Александр Львович Минц в последние годы жизни

    Мне довелось несколько раз беседовать с Александром Львовичем, а также присутствовать на заседаниях учёного совета института по присуждению учёной степени кандидата и доктора физико-математических наук. На одном из заседаний учёный совет решил присудить вместо искомой степень доктора наук, однако Александр Львович запротестовал: «Так мы создадим опасный прецедент».

    Мы часто выезжали в Дубну, с которой у нас установились прекрасные рабочие отношения. Однажды меня отправили в качестве нарочного с почтой для Бруно Максимовича Понтекорво. Википедия о нём пишет: «Бру́но Макси́мович Понтеко́рво (итал. Bruno Pontecorvo; 22 августа 1913, Марина ди Пиза, Италия — 24 сентября 1993, Дубна) — итальянский и советский физик. Лауреат Сталинской премии.

    А сама работа в моём 30-и отделе РТИ под руководством Давида Соломоновича Конторова в лаборатории Юрия Николаевича Антонова была для меня очень интересной.

     

    Рис. 24. Бруно Максимович Понтекорво

    С 1940 года работал в США, Канаде, Великобритании, в 1950 году иммигрировал в СССР.Академик АН СССР по Отделению ядерной физики (26.06.1964). Труды по замедлению нейтронов и их захвату атомными ядрами, нейтринной физике, слабым взаимодействиям, ядерной изомерии, астрофизике».

    Меня весьма удивило, что он приехал на свидание на велосипеде – оказывается, это был фирменный стиль жителей Дубны в те годы. Мой собеседник весьма прилично говорил по-русски, но, разумеется, с итальянским акцентом. – К этому времени я уже оставил работу в оркестре. Еще на старших курсах университета я посещал Московское общество испытателей природы, сначала как участник, потом как учёный секретарь группы философских проблем физики. Понятно, что там я знакомился со многими нестандартно мыслящими физиками, например, с автором «Эфиродинамики» Владимиром Акимовичем Ацюковским, рис. 25.

     

    Рис. 25. Владимир Акимович Ацюковский

    Что собой представляло Московское общество испытателей природы? Википедия пишет: «Моско́вское о́бщество испыта́телей приро́ды (до 1917 Императорское Московское общество испытателей природы, Société Impériale des Naturalistes de Moscou, также Société des Naturalistes de l’Université Impériale de Moscou, Société des Naturalistes de Moscou, МОИП) — одно из старейших натуралистических обществ России. Учреждено в 1805 году при Московском императорском университете. Функционирует по настоящее время. С 1963 года МОИП занимает помещения 7, 8, 9 и 11 в здании Зоологического музея МГУ, по адресу Большая Никитская улица, дом 6. Заседания Общества традиционно были публичными. До 1872 года председателями Общества были чиновники, отвечающие за образование в Москве. Поэтому была введена также должность директора (научного руководителя)». В моё время руководство МОИП было представлено академиком АН СССР Александром Леонидовичем Яншиным.

     

    Рис. 26. Здание МОИП на большой Никитской

    На последних курсах МГУ и во время работы в РТИ АН я также работал внештатных экспертом во ВНИИГПЭ – всесоюзном научно-исследовательском институте государственной патентной экспертизы, в отделе общей физики и в секции физики ускорителей заряженных частиц. Через меня прошли десятки различного рода заявок, я познакомился с патентными системами Германии и СССР (превосходные системы!), а также с системой США (очень запутанная и неудобная традиционная система). Всё это приучило меня вникать в научный текст на иностранных языках. Позже я стал внештатным сотрудником ВИНИТИ. Википедия пишет: «ВИНИТИ — Всероссийский (ранее Всесоюзный) институт научной и технической информации РАН (ранее АН СССР), находился также в ведомстве Министерства науки, Минпромнауки СССР, Российской Федерации. Основан в 1952 как Институт научной информации. На протяжении всей истории являлся одним из крупнейших центров развития информатики в СССР. Издаются реферативные журналы, ведутся базы данных по научным публикациям в Российской Федерации и мире. В СССР находился в ведомстве АН СССР и Государственного комитета СССР по науке и технике. Главное здание – в Москве. В Люберцах расположен Производственно-издательский комбинат «ВИНИТИ» — «Наука», ранее ФГУП «ПИК ВИНИТИ». А при перечислении отделов говорится: «191 выпуск РЖ объединены в 24 сводных тома по разделам наук (остальные 41 выходят отдельными выпусками), в том числе, в следующих областях: Автоматика и вычислительная техника. Радиотехника. Связь. Электроника». Как раз в этом отделе я и работал под руководством Рубена Георгиевича Мириманова.

     

    Рис. 27. На машинке «Громина» я печатаю дипломную работу, 1966 год

    На рис. 27 в свои 25 лет я пишу дипломную работу на портативной пишущей машинке «Громина» производства ФРГ, которую я купил за 130 рублей в комиссионном магазине (отечественные машинки такого класса в СССР тогда не производились, и среди студентов это была самая «крутая» оргтехника того времени).

    А на рис. 28 я встречаю новый, 1967 год, год окончания вуза (февраль) и год поступления в РТИ АН СССР (февраль-март 1977 года). Я озабочен предстоящим и окончанием вуза, и поступлением на научную работу. Съёмка в спальне двух комнат в коммунальной квартире № 5 моего дома № 10 на Скатертном переулке, в котором мне предстояло прожить всего несколько месяцев – в том же 1967 году дом был снесен, а на его месте выстроена поликлиника. Так что забот на предстоящий год у меня было достаточно много.

     

    Рис. 28. Забота под Новый 1967 год не позволила мне веселиться

    Так что эти первые годы моей научной работы я продолжал учиться, но теперь уже знакомству с научно-технической информацией (в том числе и на иностранных языках), умению кратко отразить суть работы в реферате, умению разобраться в патенте, умению доносить суть проделанной работы в научных отчётах (я написал порядка 10 научных отчётах по закрытой тематике своей лаборатории № 30 РТИ АН СССР), умению вести себя в научных командировках (в Дубну, в Серпухов, в Академгородок под Новосибирском), умению контактировать с докторами наук и академиками. Я познакомился с режимом ежедневной работы НИИ, (при этом гуманитарные НИИ работали не каждый день), где рабочий день начинался в 8 часов 15 минут утра, а заканчивался в 17 часов 15 минут, а из-за закрытого режима существовала строгая пропускная система, и даже собственную тетрадь с грифом «для служебного пользования» приходилось брать в библиотеке первого отдела, имея вторую форму допуска. Всё это составляло прекрасную школу послевузовского образования, которая и позволила мне дальше спокойно разбираться не только в более сложных физико-математических и технических текстах, но и в более простых текстах гуманитарного плана.

    Когда-нибудь я расскажу об этом времени более подробно.

    Пока же я хочу отметить, что такая высокая подготовка была возможной только в советское время.

     

    Рис. 29. Почётный знак ГАСК «Святой преподобный Серафим Саровский»

    Награды и почётные должности.

    Одним из недостатков фильма «Язык титанов» было очень поверхностное упоминание моих наград и должностей. Я там больше фигурировал как неизвестно откуда взявшийся профессор. Вообще-то я человек скромный и предпочитаю давить не должностями и званиями, а силой убеждения и фактами. На рис. 29 и 30 я показываю часть моих наград. Но меня всегда куда-то выдвигали.

    Так, в свои 27 лет я организовал вечернюю детскую музыкальную школу № 43, в 42 году, будучи доцентом – создал кафедру философии для аспирантов ВАСХНИЛ, в 45 лет защитил докторскую диссертацию по философии и методологии науки, в 50 лет стал ректором Академии и богословия негосударственного вуза (МЭГУ), в 55 – проректором государственного вуза по международным делам (ГАСК), в 57 лет стал действительным членом (академиком) РАЕН, в 61 год – возглавил комиссию РАН. Вот выписка:

     

    Рис. 30. Медаль «В память 850-летия г. Москвы» и удостоверение к ней

    «О РАСПРЕДЕЛЕНИИ ОБЯЗАННОСТЕЙ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ ПРЕЗИДИУМА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА РАН 28 ОКТЯБРЯ 2002 г.

    (Вестник Российской академии наук, 2003, том 73 № 2, с. 188)

    Утвержден состав Научного совета РАН "Ис­тория мировой культуры" (председатель акаде­мик Ю.А. Рыжов). В нем 20 комиссий: по куль­туре Древней и Средневековой Руси (председа­тель доктор философских наук В.А. Чудинов), по культуре стран Азии (председатель доктор фило­софских наук А.Е. Лукьянов), …». Замечу, что до меня (за 7 лет) эту комиссию возглавлял академик-секретарь отделения истории АН СССР Борис Александрович Рыбаков. Так что это была почётная и ответственная общественная должность.

    Рис. 31. Александр Александрович Котенёв

    Поскольку академик Ю.А. Рыжов был нагружен сверх меры, реально Совет вел его заместитель, профессор Александр Александрович Котенёв, о котором Юлия Солнцева написала следующее: «Котенёв Александр Александрович – ученый (доктор политических наук, заместитель председателя Научного Совета РАН – «История мировой культуры»). И в то же время – академик РАЕН по отделению биофизики. Одновременно – поэт, его стихи печатаются с 1972 г. Он – и философ. А еще (в прошлом) – профессиональный военный, участвовал в афганской войне. С 1989 по 1995 гг. – Котенёв А.А. – председатель уникальной в своем роде в то время организации – Союза ветеранов Афганистана СССР и РФ. Сегодня Александр Александрович – директор Московского института исторической антропологии. Он много пишет – автор нескольких книг по теории Миросознания и этнической конфликтологии. Кроме того, он преподает этническую конфликтологию в университетах Европы, как будто этот предмет не нужен в России. Человек – космическое явление, – считает Александр Котенёв» – этому есть научные доказательства. Настало время задуматься всерьез, осознать общие (наши с Космосом) механизмы существования и начать строить земную жизнь согласно этим законам». – У меня с ним сложились прекрасные, можно сказать, дружеские отношения. К сожалению, в 2009 году он, как один из ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, весьма рано скончался (в 59 лет).

    В 63 года я стал, по поручению Евразийского отделения РАЕН, директором НИИ. Википедия пишет: «В. А. Чудинов возглавляет Институт древнеславянской и древнеевразийской цивилизации (ИДДЦ), созданный решением Евразийского отделения РАЕН от 18 мая 2005 года». В этой должности я остаюсь и по настоящее время.

    Обсуждение.

    К своему 50-летию научной деятельности я пришел с замечательными результатами: 29 книг, более 1,5 тысяч статей, порядка 50 различных видеосюжетов. Не вски научный работник может похвастать такими достижениями. Но главное – это укрепление основной прорывной идеи о древности русского языка.

    Напомню, что «Хотя интерес к дешифровкам у меня был со студенческой скамьи (и одна из первых и самых любимых книг по ней было исследование Керама) (Керам 1963), все же впервые меня приобщил конкретно к дешифровке руницы Леонид Николаевич Рыжков, с которым я познакомился в самом конце 1992 года. Он же мне подарил и журнал "Русская мысль" за 1991 год, где была опубликована статья Г.С. Гриневича (Гриневич 1991), и при этом сообщил, что являлся научным редактором этой статьи, и что, в частности, именно он настоял на включение в статью материала по эпиграфическому анализу полученных знаков. Помимо статьи Г.С. Гриневича здесь же была опубликована и собственная статья Л.Н. Рыжкова (Рыжков 1991), где он, цитируя М.В. Ломоносова ("что словенский народ был в нынешних российских пределах еще п р е ж д е р о ж д е с т в а Х р и с т о в а, то неоспоримо доказать можно"), критикует взгляды Д.С. Лихачева ("в первом веке н.э. восточных славян еще не существовало - они не оформились в единый народ"). Всей душой присоединяясь к Ломоносову и Рыжкову, я все же понимал, что Д.С. Лихачев прав в одном - пока нет документов, его опровергающих. И такими документами могли бы стать только письменные источники. Но самые ранние кирилловские надписи датируются лишь Х веком. Вот если бы письмо "черт и резов", описанное в статье Г.С. Гриневича, существовало до Х века... Однако по поводу славян такого вывода не было и у Гриневича» [12]. – Я полагаю, что стал достойным учеником Л.Н. Рыжкова, хотя, разумеется, пошёл много дальше.

    Собственно говоря, меня вполне устраивает моё нынешнее социальное положение и состояние здоровья, и я намерен проработать в режиме научной работы еще много лет. А награды или высокие звания обычно нужны для того, чтобы занять более хлебную должность. Меня это не привлекает. Моя наивысшая награда – это ощущение того, что я смог повысить рейтинг моей страны в истории человечества и рейтинг русского языка в истории человеческой коммуникации. Поэтому я «хулу и похвалу приемлю равнодушно и не оспариваю глупца». Так что я не расстраиваюсь, когда кто-то пока не дорос до понимания значимости древних русских текстов, или не в состоянии их прочитать. К сожалению, такова судьба всех крупных научных открытий.

    Заключение.

    После написания этой юбилейной статьи мне захотелось с удвоенной энергией взяться за написание новых статей и монографий.

    Литература.

    1. Чудинов В.А. Александр Игоревич Асов как эпиграфист. – Сайт chudinov.ru от 25 марта 2005 года

    2. Грицков Виктор. Гимн Бояна – древнеславянский рунический текст // Мифы и магия индоевропейцев, вып. 1. М., «Менеджер», 1995

    3. Асов А.И. Тризна по князю Бусу // Наука и религия, 1995, № 10

    4. Нецветаев Лев. «Могутная ночь» шифровальщика Пушкина // Литературная газета, 5 сентября 2007 года, № 35 (6135) 

    5. Чудинов В.А. Третья пулемётная очередь: опять мимо цели. – Сайт chudinov.ru от 12 февраля 2008 года

    6. Чудинов В.А. Тайнопись в рисунках А.С. Пушкина. Разгадка кода гения. – М.: «Поколение», 2007. – 488 с., ил. Тираж – 3000 экз. 

    7. Боги меняются. Диалог Михаила Задорнова и Валерия Чудинова. «Литературная газета» № 9 (6161) за 5-11 марта 2008 года, с. 14.   

    8. Глаголъ. Боги меняются. Мои ответы Михаилу Задорнову. 14 июня 2011 года. В. А. Чудинов. Источник: www.liveinternet.ru/tags/%F0%F3%F1%F1%EA%E8%E5+00/

    9. Диалог Михаила Задорнова и Валерия Чудинова. 27 апреля 2010 года. Источник: http://www.liveinternet.ru/users/3469412/post125391306

    10. Чудинов В.А. Обратная связь № 40. Гордон и Задорнов. – Сайт chudinov.ru от 30 сентября 2008 года

    11. Солнцева Юлия. Подвижный баланс сущего. Интервью с А.А. Котенёвым от 09 февраля 2009 года. Сайт www.liveinternet.ru/tags/подвижный+баланс+сущего/

    12. Чудинов В.А. Мои первые эпиграфические шаги и знакомство с Рыжковым и Гриневичем. – Сайт chudinov.ru от 12 марта 2007 года

Комментарии:

Людмила
10.04.2017 08:04
Поздравляю с 50-летием научной деятельности. Желаю новых открытий.
Любовь
12.04.2017 15:04
Долголетия, многолетия и дальнейших успехов в изучении прошлого нашей Родины!!!

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову